Nastie
Передай привет деткам, а кто постарше - с теми я сам поздороваюсь. (с)
Рано или поздно все начинают говорить о жизни вне интернета. Я тоже попробовала. Не сказать, чтобы не понравилось. Но спускать последние деньги на психоаналитика, когда эффект от нее тот же, что от блога, я больше не буду. Всё умное, что она могла мне сказать, она уже сказала.
Почти год здесь, надо же.

В мае я попала в больницу: эти придурки, которые покусали меня в последний раз, все-таки занесли какую-то заразу. Пришлось проваляться до июня, чуть всю оставшуюся кровь не извели, коновалы. Вроде вылечили. По крайней мере, кожа больше не отваливается. Я и в больницу-то легла только потому, что не могла же показываться в таком виде.
Июнь-июль - было классно ) Сдала сессию - хвостато, но вполне удовлетворительно. Ездила на юг, сначала - с Ларсом, потом - с родителями. Загорела, почти поселилась в море, завела роман с местным, но быстро это бросила. Вообще я решила: хватит с меня пока мужчин. Психологиня пыталась меня убедить, что это мои подспудные высокие моральные качества пытаются проявить себя, но я ей не верю. Просто... это глупо так: Mаркизу же шестнадцать. Возвращаюсь от него, и так сложно заставить себя дать какому-нибудь пузатому, сорокалетнему, набрызгавшему Hugo Boss поверх рыбы и лука... Почему они все так погано пахнут, хотела бы я знать? А я теперь каждый вечер жгу лавандовое масло. )
Ну его. Ларс подкидывает мне денег, на тряпки хватит. С той его пассией у него прямо ах, он поселил этого парня в Копенгагене и гоняет туда теперь раз в неделю. То есть уже реже - В. внезапно начал в нем очень нуждаться. Смешной он, когда говорит о начальстве. Думает, я не вижу, как он своего герра ревнует к каждому столбу.
Август прошёл спокойно, город был такой красивый, что мне просто не хотелось плеваться ядом. Я даже боялась, что так оно и останется )) Ночь на восемнадцатое - напали снова, но откуда-то выскочил Валет, и всё кончилось за полминуты. Я помогала ему перетащить их в подвал, вся измазалась. Все - молча.
Потом началась учеба, я отшила Сани - сказала, что лесбиянка. Удивился.

Но я не могу толком писать о Mаркизе, ведь на самом деле хочется писать только о нем, нет ничего важнее. Сейчас я готовлюсь к новой встрече и, ах, мы теперь так откровенны, будто и вправду друзья. После каждого свидания я ещё час валяюсь в экстазе и бреду - он как знает: то придержит за плечо, то скажет что-нибудь на ухо, то обнимет за талию, если мы кого-то встретили... Я начала рисовать - нет сил молча мучиться. Лист за листом, со всеми подробностями: руки в чёрных перчатках на двух пуговицах каждая, пистолеты и ножи-рыбки, жёлтые глаза, бледные русалочьи губы. В шинели, в кружеве, в коже и шипах, в джинсах и ковбойке, раздетый. Только бы до стихов не достучаться - тогда хоть вешайся: он терпеть не может все эти сопли с сахаром. Кажется, я уже свихнулась - везде только он и всё, что с ним связано. Ненавижу неадекватных тёлок, так что надо взять себя в руки.

В общем, я вернулась сюда. Хорошо тут, в кровостоке.

@темы: каблуки и стразы, немецкий бархат (заебало быть блондинкой), псевдоастрал, сага о Форсайтах